Максим Чебан Моряк

Максим Чебан претерпел обучение в Одесской Национальной Морской Академии (ОНМА), выбрав направление «судоводитель». Он набрал опыт работы на русско-украинском флоте, трудился на норвежском рыбном предприятии и даже принял участие в работе на ирландском пароме. Более того, молодой человек не исключает возможности перехода на краболовное судно в будущем. Максим поделится уникальным опытом различных рабочих областей, сталкиваясь с разнообразными вызовами, такими как языковые трудности, несовместимость северного климата, вопросы финансов, тяжесть разлуки с семьей и планы на грядущее.

Эксперименты с Морскими Доходами 

— В ранние 16-17 лет, проживая в Молдове, я занялся трудом на автомойке и выполнял обязанности оператора на различных аттракционах, таких как надувные батуты. В это время я испытал себя в разных секторах, исследуя многообразие рабочих областей. Позднее я перебрался в Одессу, где начал обучение в ОНМА. Получив профессию судоводителя, я начал свой путь в морском труде. Мой первый доход в море был скромным: 450 долларов за основную зарплату и еще 50 долларов за мойку трюмов. Тогда я работал на судах-сухогрузах. Позже я узнал о возможности трудоустройства на рыболовных и краболовных судах в Норвегии, получив эту информацию от своих детских друзей, которые, по сути, заманили меня туда (улыбается). Так началась наша коллективная работа для рыбаков в Норвегии, хоть и не на корабле. Я устроился на работу на рыбную фабрику в городе Вардё, на севере Норвегии. Мое пребывание на фабрике было коротким, так как она для меня была всего лишь промежуточным этапом. Я провел там лишь месяц, так как следующим этапом для меня было вновь отправиться в море, поднявшись на судно. Моя поездка в Норвегию была вызвана желанием «прочувствовать» и опробовать себя в новой сфере. Для начала работы там мне нужно было получить необходимые документы для трудоустройства в Норвегии, и с этим не возникло проблем. Остальные бумаги, требуемые для этой отрасли и непосредственно для работы на рыбной фабрике, я получил уже на месте в Норвегии, и с их подготовкой тоже не возникло затруднений.

Холод и Ароматы Морского Завода: Живописный Трудовой Ландшафт

 — Когда я только приступил к работе на рыбном заводе, у меня не было профессионального опыта. Все необходимые навыки я освоил на практике. Меня ознакомили с процессами труда и объяснили, что от меня требуется. Труд на рыбном заводе был весьма разнообразным. Нельзя утверждать, что он сводился к выполнению только одной функции. Фактически мы выступали в роли универсальных рабочих, меняя друг друга на различных этапах производства. Один разрезал рыбу, другой чистил ее, третий проводил сортировку, а остальные занимались упаковкой. Таким образом, наша занятость была весьма разнообразной. Лично я отвечал за загрузку контейнеров с рыбой льдом и перевозку рыбы на таре в специальные морозильники. И, признаться, иногда мне приходилось заняться обработкой рыбы, выполняя работы по обрезке голов или подобные задачи. Основной вызов в этой работе для меня заключался в необходимости трудиться в постоянном морозе. Также не приятен был постоянный запах рыбы повсюду. Это был весьма характерный аромат. В общем, климат в этой стране для меня был довольно непривычным, и привыкнуть к нему пришлось не просто. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Венки из искусственных цветов

Рабочий День в Ритме Морских Волн

 — Несмотря на определенные сложности, работа была захватывающей и увлекательной, благодаря наличию друзей, что делало ее более увлекательной и легкой. Опытные коллеги на заводе выступили моими наставниками, делясь своим опытом и обучая меня тонкостям работы. В первое время все мне нравилось, но со временем возникли физическое и эмоциональное утомление от труда и постоянной темноты за окном. Пробуждаешься, допустим, в 9 утра, видишь солнце, которое едва видно, и оно светит лишь час до 12 дня, затем к часу опять становится темно. Это создавало давление, если быть честным. Что касается графика рабочего дня, то он менялся каждый день, поскольку мы в основном ожидали прихода судна с уловом для разгрузки. Многое также зависело от погоды. Однако в этих местах погода почти ежедневно была ужасной. Рабочий день в среднем длился от 8 до 12 часов, но мог быть и 14, и даже 16 часов. Это зависело от работника, так что можно было взять дополнительные часы и поработать сверхурочно. Однако минимальное количество рабочих часов в день составляло 8 часов. Мы трудились систематически, и выходные были лишь в случае, если судно не могло войти в порт, или если нам приходилось дожидаться достаточного объема рыбы для обработки на заводе.

Морские Моменты и Борьба с Ежедневными Трудностям

— У владельца рыбной мастерской, где мы с друзьями трудились, простирался широкий четырехэтажный дом. Каждый из нас обладал своим личным помещением на втором этаже этого здания. Здесь мы проживали на протяжении всего периода службы на фабрике. Что касается скандинавской повседневной жизни, ни у меня, ни у моих друзей не возникало непреодолимых трудностей. Все складывалось гармонично, ведь мы были близкими друзьями уже на протяжении многих лет, и, конечно, дружба облегчала наше соседство. Мы распределяли обязанности между собой, предоставляли взаимную поддержку. Например, один готовил еду, другой занимался уборкой, третий выполнял другие задачи. Мы легко находили общий язык, и так формировалась наша общая жизнь в Норвегии. О, как трудно было манипулировать тяжелыми предметами на работе, это, вероятно, стало самой сложной частью трудовой рутины. Поднимание грузов оказывало давление на спину. Но наивысшее чувство радости на работе наступило в тот момент, когда мы разгружали рыбу с корабля, и перед нами появился морской лев (подсемейство ушастых тюленей). Мы начали его кормить. Это был удивительный, даже милый момент, нечто необычное и благоприятное, с чем я раньше не сталкивался.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Можно ли улучшить кредитную историю с помощью микрозаймов

Изучение Языка и Финансовые Неприятности

— Порой возникали трудности в общении, особенно на английском языке, который для меня оставался вызовом. Работая ранее на русско-украинском флоте, английский представлял определенные трудности. В данном контексте друзья снова были моими опорами, помогая в общении на английском (улыбка). На фабрике трудились люди разных национальностей и возрастов. Преимущественно общение велось на английском. Временами мы переключались на русский язык между собой, особенно с ребятами из Латвии и Литвы, но в общем предпочитали общаться на английском. По вопросам финансов не существовало фиксированной ежемесячной зарплаты. Все зависело от объема выполненной работы. Оплата труда производилась только при наличии работы. В периоды низкого улова или неблагоприятной погоды мы сталкивались с простоем. Максимальный заработок варьировал в зависимости от объема выполненной работы и числа отработанных часов. За день можно было получить от 120 до 160 евро. Таким образом, зарплата была индивидуальной и подстраивалась под наши потребности (смех). За время работы на фабрике я заработал немного более 2600 евро. Следует отметить, что в это время погодные условия были чрезвычайно неблагоприятными, что затрудняло увеличение дохода. Затем, дождавшись своего судна, я покинул это место, чтобы начать новую работу вместе со своей супругой.

Рассматриваю Возможность Перехода на Краболовое Судно

— В общем, всегда существовало желание испытать свои силы на краболовном судне, но в настоящее время я занят в другой известной компании под названием «Irish Ferries». Эта фирма специализируется на паромных и грузовых перевозках между Ирландией и Англией. Пока что я наслаждаюсь своей текущей должностью. Однако возможно, в будущем я задумаюсь о переходе на работу на краболов. В настоящее время у меня отпуск. Обычно я работаю барменом на ирландском пароме. Возможно, в будущем я смогу подняться по карьерной лестнице и стать супервайзером. В целом, я предпочел бы избежать морской работы, если бы условия жизни в нашей стране были немного лучше. Самым сложным для меня в любой морской работе является отсутствие дома и разлука с супругой и ребенком. Даже отсутствие на месяц-два воспринимается для меня трудно. Моя семья, однако, понимает мою работу, во многом из-за того, что моя жена также трудится в этой сфере и хорошо знакома с графиком и характером работы. Истинное тепло в семье появляется только тогда, когда папа возвращается домой и может обнять свою любимую жену и дочь.