Такого Васю нужно посылать далеко и надолго…

24.01.201918:00

Такого Васю нужно посылать далеко и надолго…

Встретила вчера приятельницу по имени Татьяна, с которой мы раньше вместе работали, и мне вспомнилось…

Уже через неделю после трудоустройства наш коллектив дал Таньке прозвище Трындычиха — за невероятную болтливость и способность вываливать на окружающих просто тонны нужной и ненужной информации.

Она о своей кличке знала, не обижалась и сама неоднократно говорила: «Ребят, я когда долго молчу, у меня появляется чувство, что я сейчас лопну!»

Болтать она могла о чем угодно и с кем угодно. Излюбленной темой были сплетни и рассказы о гражданском муже. Очень скоро мы узнали мельчайшие подробности их совместной жизни и частенько недоумевали, на кой ей сдался данный экземпляр.

«Муж», назовем его Васей, был на 22 года старше Тани. Она встретила его на каком-то празднике, когда ей было 20… Влюбилась сразу же, а он тогда даже имени ее не запомнил, потому что пришел на вечеринку уже изрядно навеселе.

После у общих друзей она выведала Васин адрес и отправилась его искать. Несколько дней караулила мужика у подъезда, а когда он появился на горизонте, без сомнений подошла и позвала на свидание. Вот такая смелая девчонка!

Вася оторопел, но сопротивляться не стал — видимо, молодая, симпатичная, смутно знакомая Таня показалась ему довольно интересной.

Первый месяц инициатива исходила только от Тани, а Вася просто позволял себя обожать. Таня устраивала ему романтические свидания, приглашала в кафе, водила в кино и платила за все сама. Вася же отшучивался — «кто зовет — тот и платит». Таня, ослепленная любовью, этого не замечала совершенно.

Спустя короткое время она предложила любимому съехаться. Вася подумал — и согласился. Таня заехала к нему в квартиру и рьяно принялась наводить там порядок — вытащила на помойку горы мусора, перестирала шторы и постельное белье, намыла окна, отдраила кухню и санузел.

Квартирка заблестела, как пасхальное яичко, но Василий этого словно не замечал — продолжал расшвыривать вещи, грязную посуду даже в раковину не мог убрать, забывал, где попало, кружки с остатками чая, от которых оставались коричневые круги.

С уборкой не помогал, к плите не подходил, капающий кран пришлось чинить вызванному сантехнику, лампочки Таня вкручивала сама. На работу Вася ходил исправно, но денег девушка практически не видела.

Василий считал, что у «баб руки дырявые», и все деньги у них утекают сквозь пальцы, поэтому выдавал Тане определенную сумму на еду, а остальное тратил на себя или складывал в кубышку.

Все траты Таня записывала в специальную тетрадь, подкрепляя записи чеками, а Вася периодически устраивал ей разбор полетов за нерационально потраченные деньги.

Подарки он ей дарил редко, исключительно полезные (кастрюля, новая швабра, набор для душа) и исключительно по поводу. И ни разу она не получила ничего действительно желанного или просто для души.

Хотя нет, однажды Вася принес кофту, купленную на ближайшем рынке, небрежно бросил ее Тане и снисходительно сказал: «На, приоденься, а то сама какое-то Г… покупаешь!» Помню, Таня тогда так радовалась, хоть и сетовала, что цвет у подарка как раз-таки Г…

Про то, что требовал каждый день свежую еду, писать не буду, некоторые так живут и вполне довольны. Правда обязательным условием было разнообразие, повторение блюд хотя бы раз за 4 дня каралось обидами и демонстративным молчанием.

А еще Вася мог сесть за накрытый стол, окинуть его взглядом, потом встать и уйти. На все вопросы Тани он в такие моменты отвечал: «Подумай сама, что ты сделала не так!»Причиной могло стать недостаточное количество хлеба, забытый майонез или слишком масляный вид жареной картошки.

Вася частенько пил пиво с друзьями, а раз в месяц они зависали в сауне — точно без девочек, но с огромным количеством спиртного.

Вася часто ворчал, делал Тане замечания, прикрываясь тем, что она еще слишком молода и не знает жизни.

Нам же казалось, что мужик просто нашел себе бесплатную прислугу и теперь дрессирует ее под себя.

Потом, молодого еще, в принципе, мужика разбил инсульт, и Таня полгода выхаживала его, кормила с ложки, таскала утки. Она стала выглядеть изможденной, старше своих лет, глаза у нее постоянно были красные от недосыпа или слез.

Вася восстановился после болезни и принялся за старое — ни на йоту не поменяв свое отношение к Тане. Те же придирки и замечания, те же попытки манипулировать с помощью чувства вины.

Участились посиделки в бане за рюмкой водки. Таня пыталась протестовать, ссылаясь на запреты врачей и Васино слабое здоровье, но он не слушал — только злился и ругался, что она хоронит его заживо, преувеличивает опасность и прочее.

А Таня вдруг поняла, что любовь прошла… Что насильно мил не будешь, что нужно думать и о себе, а не только о желаниях так и не ставшего родным мужика.

«Девочки, ему наплевать на собственное здоровье, он обесценивает все мои усилия, которые я прилагала к тому, чтобы поставить его на ноги, огрызается на мои советы… А если у него снова будет инсульт? Нет, хватит, я сыта по горло его отношением, и выхаживать его еще раз я уже не хочу…»

Когда она ушла, Вася спохватился, что потерял домработницу и сиделку, месяц бегал за ней и уговаривал вернуться, но Таня была непреклонна…

А вот вчера я ее встретила в магазине — сияет, улыбается, говорит встретила хорошего человека, ровесника, кстати, планируют свадьбу и деток… И я очень за нее рада. А про Васю я тактично не стала спрашивать, чтобы не ворошить прошлое.

Такого Васю нужно посылать далеко и надолго…
Adblock
detector