Почему именно предательство любимых так трудно поддается прощению?

15.11.201803:00

Почему именно предательство любимых так трудно поддается прощению?

Помните, у Довлатова? Проводник будит, и укоряет: «Спите, а мы уже Ыхью проехали!» И коллега Довлатова говорит что-то вроде: «Наверное, когда проводники собираются, то говорят друг другу: «Вот все можно простить человеку, а если он спит, когда Ыхью проезжаем – вовек не прощу!»

Только, в сторону шутки. На самом деле, и любой психолог вам это подтвердит, первое место по «непрощению» занимает предательство, в виде измены. То есть речь идет, в большинстве случаев, идет именно о ней.

А теперь, мое интересное наблюдение: когда клиент или клиентка рассказывали свою истории, то использовали слово «измена» — она мне изменила, он мне изменила и т.п. Но как только речь заходила о прощении, то словно что-то переключалась в голове. «Измена» тут же заменялась на «предательство».

«Разве можно простить предательство?»

О, сколько раз я слышала эту фразу. И у меня был ответ. Привычный.

И мне до сих пор очень нравятся люди, которые на вопрос: «Что вы не можете простить?», отвечают именно так – предательство. Просто есть и те, у кого список «непрощения», как чек из супермаркета, после закупки продуктов на месяц. Чего там только нет.

Чем же так отличается предательство? Почему стоит несколько особняком от остальных прегрешений? Если речь не идет о государственной измене, конечно. А речь совсем не о ней.

Я помню случай, когда люди собрались разводиться, но заглянули ко мне, и такое началось… Муж на колени опускался, и бубнил, что его бес попутал, что он был нетрезв… Ну, такое часто говорят. А жена так, суровым голосом:

— Предательство – никогда не прощу!

А я смотрела на них, и вспоминала историю еще одной женщины, которая потом очень долго жалела, и даже в депрессию погрузилась, из-за того, что не смогла простить. Разрушилось там все. И морального удовлетворения от своего непрощения она не получила. Меня саму смутила история этой женщины.

Да и для меня, предательство долгое время было этакой «красной» тряпкой. И другие коллеги, особенно «обожженные» жизнью, вполне однозначны на этот счет. Рецепты, правда, как я сейчас понимаю, клиентам предлагаются такие…

Ну, вот такой плохой человек попался, гадкий, мерзкий, нехороший. Редиска ещё та! Предал! А вы – успокойтесь, все будет хорошо, вы хорошая… А клиентка сидит, вспоминает свою половинку, и… Не все срастается.

И не такой и гадкий, и неужели мог стать таким так быстро? Десять лет прожили, а я не знала… Но тем и больнее, поэтому — не прощу!

Короче, тут все так сложно!

Я не простила тогда мужа, но даже не за предательство, а за то, что он не захотел меняться. Только поняла я это позже.

Прошло время, и я серьезно задумалась над всем этим. Захотелось понять природу этого непрощения, сам феномен. Откуда оно сидит в нас крепким якорем?

Ну, первым делом, у меня, как у советского ребенка, в голове Мальчиш-Плохиш нарисовался, типичный, то есть со следами варенья и крошками печенья на пухлых щеках. Фу, подумала я. Образ, конечно, действенный, но не то… Увести, короче. И к стенке его!

Следом за ним, непонятно почему – Отелло и его несчастная Дездемона вспомнились. Ну, вот вроде близко, но ведь измены там не было, была реакция помраченного Отелло…

А третьим образом стал Иуда. Вот уж классика предательства на все времена. Универсальный предатель. Имя нарицательное. И вот именно эта ассоциация, которая стала архетипичной, и является причиной нашего непрощения. То есть я так подумала.

Пусть и не все, но большинство из нас живет в цивилизации, которая была, да и есть пока еще, христианской, пусть и со своими особенностями, которое накладывает время.

И неважно, во что верит человек, но когда говорит: «Я не могу простить предательство!», то это влияние поступка Иуды. Разумеется, милые мои, по моему мнению. Просто все другие причины — отваливаются, при внимательном рассмотрении.

Так вот, всего лишь пару лет назад я узнала, что у Иуды – был шанс, даже после предательства. Узнала, и была шокирована этим. Я как-то мистику видела во всем этом – предал, и автоматом – на осину, потому что… А как же иначе?

Но на самом деле, все совсем не так. Именно с позиции христианства. Апостол Петр тоже ведь совершил пусть и пассивное предательство – отречение, и не единожды. Просто он не столь малодушный был, как Иуда, и не впал в отчаяние.

А именно оно и подвело Иуду, который после раскаяния посчитал, что прощения ему не будет, ну и… Что было дальше, вы знаете. Но у него был шанс. И Господь простил его. Спросите об этом любого батюшку.

Простил именно что самое известное предательство в истории человечества. А иначе, все учение теряет свой смысл. (К слову, бойтесь отчаяния! Вот уж что надо гнать тапками в шею, еще на подходе).

Да, я была шокирована, когда это узнала. Чего же я, тогда? В свое время? Ведь от обиды не избавиться – без прощения. А жить с обидой – трудно и тяжело. Вот и таскаем их, как камни, на плечах.

Немного тут гордость помогает, конечно, вот я какая, мол, принципиальная, как чрезвычайная комиссия! Нет прощения предателям, пусть и на семейном фронте, пусть и раскаялся муж, и ползает на коленях, но… Никогда! Помогает это, но слабо.

Мне очень нравятся люди, которые не могут простить только предательства. Они уже подошли к очень важному рубежу в их жизни, и им осталось сделать только еще один, самый трудный шаг…

И тогда они смогут простить все. Чему, собственно, и учил Господь. И я предвижу негодование, которое могут вызвать эти строки, и сразу спрошу – а вы никогда никого не предавали? Хотя бы по мелочам? У меня вот есть такой грех. И меня простили. А я просто дурой была.

В общем, сложно все с этим. И есть над чем подумать, да? Жаль у Отелло этого не получилось… Он, наверное, как человек военный, подумал о том, что пацаны, то есть сослуживцы говорить начнут, и как смеяться над ним будут, и как жить с этим…

А чем все закончилось? То-то и оно… Одно теперь я знаю — если есть раскаяние, то должно быть и прощение. А если не будет, то в душе очень нехорошая и опасная болячка образуется.

Почему именно предательство любимых так трудно поддается прощению?
Adblock
detector