Арина

4 second read
0
0
1

Арина

— Мама, мама, там бабушка ест снежинки!

Арина, услышав крик дочери, поперхнулась чаем.

— Мама, выгляни в окно, сама увидишь! — девятилетняя Диана переминалась с ноги на ногу в прихожей небольшого дома, возбужденно размахивая руками.

— Раздевайся, пойдем чай пить! — Арина через плечо сказала дочке и пошла к окну.

На уже заметенной дорожке, только с утра почищенной от снега, стояла Клавдия Германовна. Ее лицо было обращено к небу, а ртом она ловила крупные хлопья снежинок. Поймав очередной холодный комочек, Клавдия Германовна счастливо жмурилась.

Арина постучала по стеклу и громко крикнула, рассмеявшись:

— Ну как? Вкусно?

Клавдия Германовна вздрогнула, словно ее поймали на чем-то неприличном, втянула голову в плечи и побрела к дверям.

***

За те 5 лет, что женщины живут под одной крышей, отношение Арины к Клавдии Германовне колебалось похлеще маятника. Несомненную пользу бабушка приносила когда Диана ходила в садик. Ходила в садик — немного громко сказано: Диана посещала ДДУ в перерывах между ОРВИ и бронхитами. Стабильно два месяца из трех девочка проводила дома.

Отец Дианы не имел постоянной работы, перебивался случайными заработками, прятался от приставов и был благополучно лишен родительских прав. Родителей у самой Арины не было: небольшой домик в черте города — все, что осталось молодой женщине от ее семьи.

Ни братьев, ни сестер. Друзей и подруг разогнал ревнивый донельзя сын Клавдии Германовны. Повод для ревности у мужчины был один: у самого рыльце в пушку. На том и попался. Прощать Арина не стала, выгнала неверного мужа, избавилась от беременности и подала на развод. Не обращая внимание на протестующую Клавдию Германовну:

— Ну и что, что гуляет? Все равно к тебе возвращается. Ребенок скоро появится, о нем подумай. Или ты двух детей собралась одна воспитывать?

— Почему двух? Одного! — с обидой и злостью тогда усмехнулась Арина, собравшись в женскую консультацию.

С момента развода не прошло и пары месяцев, как до Арины долетела сплетня: ее бывший муж привел свою новую невесту в дом к родителям. А к невесте сестра приехала из деревни, старшая.

И немолодого папу жениха сестры, любителя заложить за воротник, взяла в оборот. Клавдии Германовне было указано на дверь, дабы не мешать любящим сердцам двух пар строить свое счастье.

Узнав о бедственном положении бывшей свекрови, Арина рассмеялась от злорадства:

— Ну и что, что гуляет, да?

Очередной больничный, который взяла Арина, чтобы вылечить четырехлетнюю дочку, стал последней каплей в чаше терпения начальства женщины. Ей мягко намекнули, что следующий больничный будет последним.

Идея забрать к себе Клавдию Германовну возникла не сразу. Вопрос о том, где и на что живет женщина предпенсионного возраста, Арину не особо волновал.

Но узнав о том, что живет Клавдия Германовна в проходной комнате с престарелой бабушкой у неких дальних родственников, да еще и платит аренду за жилье, Арина задумалась. Она могла предложить отдельную комнату, бесплатно, и полное обеспечение.

Клавдия Германовна за предложение бывшей невестки ухватилась. И даже уволилась с должности вахтера за 8 тысяч рублей в месяц. На больничных Арина теряла в разы больше, поэтому предложила еще и 10 тысяч рублей сверху.

За полтора года скоропалительного брака, Арина так и не нашла общий язык с мамой своего мужа. Зато после развода, когда женщины начали жить вместе, они только этим и занимались: находили общий язык и учились жить вместе.

Каждый раз, когда грубое слово в адрес ставшей не очень нужной (Диана пошла в школу) Клавдии Германовны норовило вылететь изо рта, Арина старалась давать себе мысленный подзатыльник. «Ты сама ее позвала.

Сколько раз она с Дианой в больнице лежала? А сколько раз на больничном сидела? Любит ее, как родную! Она готовит, ты приходишь домой с работы — дома порядок. Молчи, Арина, молчи!»

Не всегда получалось сдержаться, но Арина старалась. И ее старания дали свои плоды: отношения между женщинами с каждым днем становились все лучше и лучше.

Клавдия Германовна была в курсе внутренних диалогов бывшей невестки. И относилась к словам Арины снисходительно. Бывший муж пенсионерки давно разбежался со своей молоденькой пассией и активно зазывает ее обратно домой.

Но Клавдия Германовна отказывает, не может простить предательства. Да и к Диане с Ариной она так привязалась, что не может представить свою жизнь без обретенных дочери и внучки.

***

Услышав, что Клавдия Германовна громко топает в сенях, стряхивая снег с валенок, Арина достала из холодильника кастрюлю с супом.

— Вкусно, Ариш, очень вкусно! Мы с мамой в детстве так делали, могли часами снежинки ловить! — улыбнулась раскрасневшаяся Клавдия Германовна, укладывая валенки на батарею, чтобы просохли.

— Мам, я суп поставила, горяченького тебе надо, чтобы не простудиться. Ну вы с Дианкой и погулять! Три часа на улице. — всплеснула руками Арина.

— Покушаю, обязательно покушаю.

— Бабуль, ты чай будешь? Чайник еще горячий, недавно вскипел! — влезла в разговор взрослых Диана, доставая чашки из шкафа.

— Буду. — кивнула Клавдия Германовна и отвернулась, чтобы смахнуть непрошеную слезу счастья.

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Татьяна Хоменко
Загрузить еще в Отношения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.